Мы в прессе

21.01.2021

Экономист Катерина Борнукова: «уникальный» белорусский экономический путь? Его нет

Прошлый и нынешний годы не назовешь наполненными оптимистической экономической повесткой. Весь мир уже прочувствовал на себе падение доходов населения, увеличение уровня безработицы. Часто звучит мысль, что последствия пандемии будут отзываться еще не один год. По прогнозам МВФ, показатель роста общемирового ВВП плавными темпами будет снижаться: от восстановительных 5,2% в 2021 году до 3,5% в 2025-м. Но уже в который раз на фоне всеобщего уныния и пессимизма выгодно отличается правительство Беларуси. Посудите сами: к 2025 году планируется рост доходов населения на 20%, ВВП — на 21,5%, увеличение производительности труда в промышленности — в 1,3 раза.

Я привела не мотивационную мантру, которой пытаются заговорить недуги белорусской экономики, страдающей от разных тяжелых болезней, а реальные прогнозы, составленные на самом высоком уровне. Давайте попробуем разобраться детальнее, что стоит за этими цифрами и какими путями планируют достичь таких впечатляющих показателей.

Пройдемся по самым основным показателям.

За прошлую пятилетку ВВП Беларуси вырос на 3,5%. Еще раз уточню: я говорю не о росте в год, а о том, насколько показатель поднялся за все пять лет. Конечно, это были не самые удачные годы в экономике страны, кризисным оказался стартовый 2016-й, кризисным стал и 2020-й, но кто гарантирует, что дальше будет лучше? Ведь даже предпосылок для оптимизма — как на уровне глобальной экономики, так и в рамках локальной, белорусской — сегодня практически нет. Но наше правительство смело предполагает рост ВВП на 21,5% к 2025 году.

А что по конкретным годам? В этом году рост ВВП составит скромные 1,8%, что в определенных условиях возможно, тем более этот темп роста ниже среднемирового или прогнозируемого сейчас в соседней России. В 2022 году планируется увеличение показателя роста уже до 2,9%, а в 2023-м — до 3,8% (повторюсь — в год столько же, сколько мы осилили с 2016-го по 2020-й). А вот в 2024 году, предполагается, ВВП вырастет на 5,4%, в 2025-м — и вовсе на 6%.

Не то чтобы эти показатели выглядели нереальными — их можно достичь, но лишь при условии, что в стране начнутся решительные реформы, структурные перемены. Страны, экономики которых растут такими выдающимися темпами, у всех на слуху, и я очень гордилась бы, окажись среди них и Беларусь, но понимаю: для этого необходимо сделать то, что не делается уже десятилетиями. Закладывать фундамент для таких решительных побед надо немедля, сегодня. Но пока никаких заметных подвижек в этом направлении не видно.

Идем дальше. Реальные располагаемые доходы населения увеличатся на 20%. Здесь все взаимосвязано: этот показатель напрямую зависит от роста ВВП. Его можно будет достичь лишь в случае кардинальных перемен, которые пока незаметны даже в перспективе. Соответственно, и рост доходов населения в таком объеме очень условный.

Что у нас еще? Инвестиции в основной капитал за прошлую пятилетку сократились на 8,6%, правительство планирует, что до 2025 года они увеличатся на 22%.

Какие у нас сейчас могут быть предпосылки для роста инвестиций, если мы, наоборот, говорим о том, что страна теряет привлекательность среди инвесторов из-за политического кризиса, экономических санкций и невыполнения руководством страны обязательств, данных экономическому сообществу? Частный бизнес уже сегодня снижает темпы инвестирования, и прогнозы на ближайшее будущее звучат пессимистично. Компании не приходят в Беларусь, а массово уходят из страны…

Можно, конечно, предположить, что рост произойдет за счет государственных инвестиций, которые, скорее всего, будут вложены в госсектор. Но мы эту историю проходили уже много раз: такие инвестиции неэффективны, приводят к финансовым проблемам на предприятиях, а позже эти проблемы отражаются на общем экономическом состоянии страны, инфляции и девальвации.

Еще одно громкое заявление — производительность труда в промышленности увеличится в 1,3 раза. На самом деле, достичь этого легко, достаточно уволить с госпредприятий тех сотрудников, содержание которых экономически нецелесообразно. Даже если просто ликвидировать самые неэффективные предприятия, производительность труда в среднем по стране уже вырастет весьма серьезно. Очевидно, что план состоит не в таких действиях, но в этом случае сложно представить, как, не меняя подхода, добиться намеченных результатов.

Следующий пункт: уровень безработицы к 2025 году должен составить не более 4,2%. Если мы выйдем из кризиса и не «словим» новый, осуществить это будет вполне реально. Дело в том, что работодатели очень легко могут уволить человека, а значит, намного смелее нанимают новых сотрудников. Это позволяет поддерживать в стране гибкий рынок труда, но и значительно снижает уровень социальной защищенности работников. Зато даже в кризисы уровень безработицы в стране не поднимался выше 7%. Добавьте к этому ощутимый отток специалистов за рубеж, который наверняка увеличится после окончания пандемии. Очень простая арифметика: в стране будет все меньше рабочих рук и все больше вакансий, откуда же возникнет безработица?

Настало время для риторических вопросов. Откуда появляются такие прогнозы? Для чего они нужны? Попробую ответить по сути. Иметь прогноз как маркер, к которому стоит стремиться, разумно и правильно. Без такого планирования никак. Но здесь важна и вторая составляющая успеха — умение четко понимать, что требуется сделать для достижения долгосрочных показателей. А наиболее важен третий компонент плана — воля реализовать задуманное.

И если с оптимизмом и умением ставить сложные цели у нашего правительства все в порядке, если в определении инструментов для выполнения задач также часто можно увидеть логику, то с реализацией этих задач возникают серьезные проблемы.

Потому как и в прошлую пятилетку было множество планов — правильных и разумных инициатив, но фактически ничего из задуманного не было выполнено. Хотели провести реформу госпредприятий, но не провели. Говорили о полном отказе от директивного кредитования, но в прошлом году вернулись к нему в еще большем размере. Планировалось сокращение субсидий на ЖКХ, но и это не сбылось. Так и сегодня, уверена, в правительстве понимают: без разрешения политического кризиса и без решительной реформы госсектора роста не будет. Но в программе об этом ни слова.

Подводя итог: у меня есть очень большие сомнения по поводу того, что без кардинальных перемен удастся достичь прогнозных показателей хотя бы по некоторым из перечисленных выше пунктов. Обиднее всего, что рецепт полноценных, действенных перемен все эти годы был перед нашими глазами. Но вряд ли что-то поменяется, пока принимается всерьез классическая для Беларуси «отмазка» о том, что рецепты оздоровления экономики, успешно реализованные во множестве иных стран, нам не подходят, так как не учитывают нашего «уникального» пути и «специфики» региона. В чем выражаются эти «уникальность» и «специфика», толком объяснить никто не может. Знаете почему? Потому что их нет.

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Мнение, озвученное в статье, может не совпадать с мнением BEROC. Мы не несём ответственности за содержание статьи.